Реабилитация инвалида на Западе и в России: личный опыт

Содержание

На Западе терпят, в РФ сочувствуют. Где людям в инвалидных креслах живётся лучше | НЕ ИНВАЛИД.RU

Реабилитация инвалида на Западе и в России: личный опыт

Обладательница титула «Мисс мира — 2013» среди девушек на инвалидных креслах Ксения Безуглова рассказала Лайфу о различии отношения к людям с ограниченными возможностями.

М. БАЧЕНИНА: То есть толерантность иногда не совсем уместна, так?

К. БЕЗУГЛОВА: Именно терпит. Знаете, я в прошлом году была моделью на нью-йоркской неделе моды и оказалась в Нью-Йорке одна, и мне было очень интересно посмотреть. И у меня действительно было ощущение, что тебя просто терпят, к тебе толерантны.

Но наши граждане, где бы я ни оказалась, по-другому тебя воспринимают — они стараются, бегут помочь, у них открытые глаза: «Девушка, а что с вами? А как это?». У всех вопросы, почему вообще красивая девушка в коляске. Все очень сочувственно относятся, я никогда не чувствую, что меня у нас терпят.

Но в плане доступной среды я вижу, что действительно очень много делается. В Москве сегодня я могу сама выйти, погулять со своими детьми на площадке, я сама вожу свою старшую дочку в школу и забираю её — наша школа доступна для меня. Путь от школы до дома я полностью проделываю сама на коляске, и он удобен для меня.

Это говорит о том, что мы действительно выходим на какой-то новый уровень. Другой вопрос, конечно, регионы: там ещё есть над чем работать, и огромный пул работы нам предстоит, но в крупных городах мы уже на высоком уровне, поверьте мне.

Полную версию программы «Вперёд» с Ксенией Безугловой слушайте в аудиозаписи и читайте ниже.

М. БАЧЕНИНА: У нас в студии Ксения Безуглова, российский общественный деятель, обладательница титула «Мисс мира — 2013» среди девушек на инвалидных креслах, член Молодёжного совета при мэре Москвы, член Координационного совета при министре здравоохранения Москвы, член Совета при президенте России по русскому языку. Здравствуйте, Ксения.

М. ШАХНАЗАРОВ: Добрый день.

К. БЕЗУГЛОВА: Здравствуйте.

М. Б.: Просто хотелось назвать все титулы, не пропустив ни одного. Что вас задержало? Вы обещали, что расскажете нам об этом.

К. Б.: Мы вроде говорим о равных правах и возможностях, но равные возможности заканчиваются тогда, когда утром сажусь в машину и жду человека, который придёт и уберёт мне коляску в багажник. И мои равные возможности не равны, пока не находится такой ходячий человек. Вот сегодня я как раз очень долго сидела в машине в своём дворе и ждала прохожего.

М. Б.: То есть того, кого можно попросить о помощи?

К. Б.: Да.

М. Б.: А как это должно быть? Или так и должно быть?

К. Б.: Должен быть или кто-то сопровождающий тебя, или специальное устройство в багажнике твоей машины, которое будет убирать.

Об отношении к инвалидам в России и США

М. Ш.: Были времена, и я их ещё застал, когда государство просто наплевательски относилось к людям с ограниченными возможностями.

Сейчас что-то делается по большому счёту, чтобы сказать: «Да, государство что-то делает, и мы можем сказать ему спасибо в этом направлении»? Потому что разительный контраст между тем, какое отношение за границей и какое отношение у нас. Как у нас, скажите?

К. Б.: Вы знаете, я как человек с ограниченными возможностями здоровья скажу, что, безусловно, делается, делается очень много. Я восемь лет нахожусь в этом кресле и хочу сказать, что восемь лет назад была совершенно другая история.

«По поводу отношения жителей городов и других членов общества к людям с ОВЗ, я не скажу, что мы сильно отличаемся от Европы или Штатов»

Допустим, я очень много езжу, и, честно говоря, отношение наших граждан мне нравится гораздо больше, чем это происходит там, потому что там действительно воспринимают тебя на равных, и всё равно, что ты сидишь в кресле. Ты точно так же будешь стоять в очереди, если это требуется, и к тебе будет такое же отношение.

М. Ш.: Вы знаете, какая поговорка в Америке ходит по отношению ко всем больным людям, даже если ногу сломал? Они говорят: общество больных терпит. У них это так.

М. Б.: То есть толерантность иногда не совсем уместна, так?

К. Б.: Именно терпит. Знаете, я в прошлом году была моделью на Нью-Йоркской неделе моды и оказалась в Нью-Йорке одна, и мне было очень интересно посмотреть. И у меня действительно было ощущение, что тебя просто терпят, к тебе толерантны.

Но наши граждане, где бы я ни оказалась, по-другому тебя воспринимают — они стараются, бегут помочь, у них открытые глаза: «Девушка, а что с вами? А как это?». У всех вопросы, почему вообще красивая девушка в коляске. Все очень сочувственно относятся, я никогда не чувствую, что меня у нас терпят.

Но в плане доступной среды я вижу, что действительно очень много делается. В Москве сегодня я могу сама выйти, погулять со своими детьми на площадке, я сама вожу свою старшую дочку в школу и забираю её — наша школа доступна для меня. Путь от школы до дома я полностью проделываю сама на коляске, и он удобен для меня.

Это говорит о том, что мы действительно выходим на какой-то новый уровень.

«В регионах ещё есть над чем работать, и огромный пул работы нам предстоит, но в крупных городах мы уже на высоком уровне»

М. Ш.: Я верю, поэтому и спрашиваю. А что бы хотелось увидеть ещё, чего не хватает? Вы говорите, что наши люди милосердны, с открытым сердцем.

К. Б.: Милосердны, но не все. Я бы хотела обратиться к нашим автолюбителям, которые с большим удовольствием паркуются на местах для инвалидов.

М. Ш.: Это вообще запредельно.

М. Б.: Это и штрафы большие.

К. Б.: Вы знаете, однажды на моих глазах в центре Москвы молодой парень припарковался на место для инвалидов, я тут же подъехала к нему, он вышел из машины, и я говорю: «Вы знаете, это место специализированное?» Он: «Да, я знаю». Я говорю: «Я на коляске».

 Он: «Ну и что?» Закурил сигарету и пошёл. Автоинспекторы стояли впереди в 300 метрах, но они как-то не отреагировали, а мне было некогда.

Я им сказала: «Вот там стоит человек без знаков, он просто вышел», а они говорят: «Ну…» И я поехала дальше, нашла подземную парковку, слава богу, но отношение молодого человека меня поразило.

М. Ш.: Вы знаете, я за рулём продолжительное время, и за всё это время я ни разу себе не позволил встать на место для инвалидов.

О паралимпийцах

М. Б.: Я бы ещё хотела поговорить о возможностях. Только что вы сказали, что здесь комфортнее, здесь — это у нас в России.

Допустим, если мы возьмём те возможности, которые не только позволяют чувствовать себя комфортно и местами на равных, а возможности строить карьеру, вести общественную деятельность.

Допустим, возьмём женщину, участницу Паралимпийских игр, актрису, модель, спортсменку Эйми Маллинз. Она замужем за звездой Рупертом Френдом, у неё выходы, она ведёт общественную деятельность и прочее. У нас это возможно?

К. Б.: Я думаю, что у нас это более чем возможно, и когда в интервью меня спрашивают: «А как вы чувствуете себя в социальном плане?», я говорю: «У нас огромные возможности для самореализации».

Если в Штатах и Европе многое уже поставлено на свои места, и у каждого занятия есть свой департамент, то у нас ещё многое не нашло своего места.

И для общественной деятельности есть огромное непаханое поле, и я думаю, что каждый, кто стремится и имеет перед собой цели, найдёт для себя момент для самореализации. Мы ещё как раз в той стадии зарождения, когда делать, делать, делать и всего не переделать.

М. Б.: Я в первую очередь говорила о людях, потому что я не могу представить у нас, что некая звезда шоу-бизнеса на равных воспринимает человека, который передвигается на протезах в силу заболевания.

К. Б.: Давайте говорить именно о человеческих ресурсах этой женщины, которая, прежде всего, представляет собой не иждивенца-инвалида, который бы сидел на шее той же звезды. Сама женщина с ОВЗ показывает, что она с безграничными возможностями. Она модель, актриса, участница Паралимпийских игр.

» Паралимпийская спортсменка Эйми Маллинз очень сильная, мощная, и с ней может быть рядом любой человек — она сама кого хочешь замотивирует «

М. Б.: Вы хотите сказать, что многое зависит непосредственно от вас и, соответственно, формирования общественного мнения, нежели от самого общества?

К. Б.: Конечно. Сами люди с ОВЗ очень часто заставляют на себя реагировать здоровое общество, как на иждивенцев, как на людей, которые только берут, требуют и всегда чем-то недовольны.

М. Ш.: Да, смотря кто и что хочет увидеть.

К. Б.: Да, с этим я согласна.

М. Ш.: Я считаю, что люди должны брать во многом пример, душевный настрой, силу воли, волю к победе и вообще силы с тех же паралимпийцев. Эти люди подают очень хороший пример, и этим примером надо заражать — вот как надо бороться.

М. Б.: Есть избитый вопрос о творческих планах. Вот вы приняли участие в конкурсе красоты, и сегодня, пусть и в грустном контексте, но мы говорили о наших паралимпийцах. А у вас какие планы?

К. Б.: У меня открылся благотворительный фонд, который сейчас набирает свои обороты, меня ждут два показа в Милане и в Москве.

М. Б.: Ого, этого уже достаточно. Спасибо. У нас в гостях была российский общественный деятель, обладательница титула «Мисс мира — 2013» среди девушек на инвалидных креслах, член Молодёжного совета при мэре Москвы, член Координационного совета при министре здравоохранения Москвы, член Совета при президенте России по русскому языку Ксения Безуглова.

Источник L!FE.ru

код для сайта или блога

Источник: http://neinvalid.ru/na-zapade-terpyat-v-rf-sochuvstvuyut-gde-lyudyam-v-invalidnyih-kreslah-zhivyotsya-luchshe/

Валерий Спиридонов рассказывает, как инвалиды живут и работают в странах Европы, и делится своими впечатлениями о существующих там программах реабилитации, которые помогают людям с ограниченными возможностями оставаться полноценными членами общества и трудиться на его благо.

Общие ценности: забота и равноправие инвалидов на примере Европы

Проживая жизни в бешеном современном ритме, люди настолько сильно поглощены личными проблемами и заработком денег, что попросту забывают ценить свое здоровье. Мы воспринимаем его как само собой разумеющееся.

Однако никто не застрахован от инвалидности.

Конечно же, многие люди уже рождаются с определенными нарушениями в умственном, психологическом или физическом развитии, но миллионы ежегодно приходят к инвалидности из-за вредной работы, перенесенных травм, аварий.

По подсчетам социологов, на данный момент больше миллиарда человек страдают от проблем с инвалидностью, что составляет около 15% населения планеты. Когда в 1970-е подобное исследование проводила Всемирная организация здравоохранения, эта цифра едва доходила до 10%. Больше всего к инвалидности склонны люди пенсионного возраста, но и дети не защищены от этой проблемы.

К сожалению, во многих странах мира к инвалидам относятся как к обузе, ведь они представляют собой льготную социальную группу населения, имеющую доступ к бесплатному обеспечению и ряду других преимуществ.

В России и странах СНГ к вопросам о социальной защите инвалидов стали серьезно относиться только с недавних пор.

Хотя они стабильно получали пенсионные выплаты по инвалидности, люди с ограниченными возможностями по-прежнему были изолированными от общества и оставались наедине со своей проблемой.

В Европе уже довольно давно действуют законы и реабилитационные программы, направленные на то, чтобы устранить дискриминацию инвалидов и помочь им безболезненно интегрироваться в общество.

Любому человеку для эмоционального и физического здоровья необходима занятость, общение с людьми и равенство в правах, поэтому европейские системы социальной защиты инвалидов отлично показывают себя на практике и заслуживают особого внимания.

Что понимают под термином “инвалидность”

В России, на Украине и в некоторых других странах инвалидность определяется тремя группами, каждая и которых присваивается в зависимости от уровня ограничения возможностей человека. В Европе такие оценки и распределение проводятся по другим критериям, позволяющим оценить процент потери трудоспособности инвалидов.

К инвалидам относятся не только колясочники и люди, потерявшие конечности, но также дети и взрослые со сложными психологическими или физическими заболеваниями, с полной или частичной потерей зрения, слуха, проблемами в развитии и не только.

К каждой такой группе необходим особый подход, но важно понимать, что они все имеют право на полноценную и счастливую жизнь без ограничений. Иногда для обеспечения такого результата инвалидам достаточно оказать небольшую поддержку и помощь, чем и занимаются европейские специалисты.

Как общество в Европе относится к инвалидам

Ответить на этот вопрос однозначно невозможно. Всегда найдутся люди, которые будут тыкать пальцами и отворачиваться при виде инвалидов, но современное общество постепенно становится более сознательным и лояльным.

Сегодня люди с ограниченными возможностями могут свободно посещать кинотеатры, кафе и рестораны в Европе, так как эти места оснащены специальными пандусами, автоматическими дверями, лифтами и прочими полезными техническими решениями, помогающими инвалидам не испытывать дискомфорта. Это требование к бизнесу на уровне законодательства.

Символ для инвалидов в метро.

В большинстве случаев люди с инвалидностью сами изолируют себя от общества, так как боятся насмешек и неприятных взглядов, именно поэтому в Европе с ними работают специально обученные психологи и сопровождающие.

Они помогают им адаптироваться к обществу, правильно воспринимать происходящее и учат общаться. Большой популярностью пользуются группы реабилитации, в которых инвалиды знакомятся между собой и вместе восстанавливаются.

Социологические опросы, проведенные среди европейского населения еще в 2001 году, на тему того, что люди испытывают в присутствии инвалидов, выявили, что около 20% человек чувствуют себя некомфортно. Однако остальные респонденты не видели в этом никакой проблемы. Недавние исследования показали, что данный показатель постепенно снижается.

Где в Европе наиболее выгодные условия для обучения и работы инвалидов

Германское правительство весьма эффективно занимается социально трудовой реабилитацией инвалидов.

Германия входит в список европейских государств, которые считают выплаты пенсий инвалидам гораздо менее эффективной стратегией, чем их специализированное обучение и обеспечение работой.

Заботой о людях с ограниченными возможностями здесь заняты многие государственные учреждения, а также церковные и общественные организации.

Все эти рабочие и организационные моменты находятся под ответственностью Федерального управления по труду. Финансы на обеспечение инвалидов поступают из заработных плат трудящихся и предпринимательских взносов.

Случай каждого инвалида рассматривается индивидуально, чтобы определить для него наиболее подходящую профессию. Затем проходит профессиональная адаптация, обучение и при необходимости повышение квалификации.

Работодатели заинтересованы в найме таких сотрудников, так как они получают дотации от государства. Насчитывается более 40 специальностей подготовки инвалидов, включая сферу торговли, обработку древесины и металла, а также кожи и тканей.

Продолжительность обучения может составлять от двух месяцев до двух лет.

Ярким примером успешной профессиональной реабилитации стал центр в Гейдельберге, в котором основам программирования, радиотехники и электроники обучается больше 800 человек. Дети-инвалиды в Германии на их выбор могут учиться в специализированных или обычных школах наравне с другими детьми.

Весьма эффективно трудоустройство инвалидов контролируется в Великобритании, где работодатель обязуется не просто взять человека с ограниченными возможностями на работу, но и обеспечить его благоприятными условиями труда, а также специализированным обучением, повышением квалификации и карьерным ростом. Не менее внимательно к этому вопросу отнеслось и правительство Франции. Там действуют специальные квоты на рабочие места для инвалидов.

Льготы и выплаты инвалидам в европейских странах

— Литва. Довольно интересная система выплаты пособий инвалидам сложилась в этой стране. Рассчитывать на их получение могут только люди, утратившие трудоспособность не менее чем на 45 процентов.

Все они получают базовую пенсию в размере 115 евро, а размер остальной доплаты зависит от трудового стажа. Государство предлагает таким людям выгодные скидки на использование общественного транспорта.

Дополнительные отпускные недели, снижение налогов и специальные субсидии на жилье.

— Польша. Инвалиды старше 30 лет получают пособие, если у них есть пять лет рабочего стажа, а младше — от одного до четырех лет стажа. Если доход такого гражданина превышает 70% от среднего уровня зарплаты в Польше, пособие будет выплачиваться не в полном размере. В любом случае пенсия по инвалидности не может быть меньше 216 долларов.

Папа Франциск едет с людьми с ограниченными возможностями в общественном транспорте в Кракове

— Германия. Люди с тяжелой формой инвалидности, которая не позволяет им работать более трех часов, получают полное пособие — около девяти тысяч евро в год.

Работающие до шести часов ежедневно, могут рассчитывать лишь на половину. В основе социально трудовой реабилитации германцев-инвалидов лежит принцип: чем больше работы, тем меньше пособие.

Дети могут получать пособие по инвалидности до 27 лет.

В каких европейских странах инвалиды могут бесплатно пользоваться услугами персональных ассистентов

Германское законодательство гласит, что бесплатно пользоваться услугами персонального ассистента может только человек с тяжелой формой инвалидности. Остальные могут на несколько часов в день нанимать сопровождающего за счет муниципалитета или за дополнительную плату.

Схожая система действует и в Швейцарии, где с недавних пор муниципалитет взял на себя оплату сопровождающих и персональных ассистентов инвалидов, если занятость таких специалистов занимает не более 20 часов в неделю.

Подобное нововведение особенно благоприятно сказалось на семьях с детьми-инвалидами, ведь теперь они смогут вести нормальную жизнь в кругу родных и близких, а не в специализированных учреждениях, как это практиковалось ранее.

В Латвии, где больше 18 тысяч инвалидов нуждаются в помощи персональных ассистентов, услуги таких специалистов тоже можно получить бесплатно. Для этого нужно обратиться в социальную службу самоуправления с соответствующим заявлением и указанием предполагаемой занятости такого ассистента (не более 40 часов в неделю).

Нетрудно прийти к выводу, что правительства практически всех европейских государств серьезно занимаются совершенствованием социальной защиты и обеспечения инвалидов.

Новые законы и поправки обязательно учитывают неточности, устраняя их.

К людям с ограниченными возможностями относятся как к равнозначной и неотъемлемой части общества, что освобождает их от физических и психологических проблем.

Источник: https://ria.ru/analytics/20170607/1495994209.html

Духовная реабилитация инвалидов: уникальные социальные проекты России

Реабилитация инвалида на Западе и в России: личный опыт

По статистике в России наcчитывается 12,85 млн инвалидов. Из них 44% люди трудоспособного возраста. До 70% людей в городах недоступны многие услуги и объекты, а в провинциях эти возможности ещё ниже. На инвалидов зачастую смотрят так, будто они должны сидеть дома. В обществе их присутствие не воспринимается как полноценных личностей.

А эти люди порой способны на большее, чем кажется на первый взгляд. Этот потенциал помогают раскрывать новые социальные проекты.

В июне 2017 года в Пензе стартовал такой уникальный социальный проект помощи людям с ограниченными возможностями. Для людей с тяжелыми формами заболевания открылся «Дом Вероники».

Интересная программа помощи, но в чём её особенность и есть ли другие подобные центры?

Что включает в себя реабилитация?

Фраза «реабилитационный центр» знакома каждому. О деятельности подобной организации рассказывают по новостям, а кто-то знаком на личной практике. В России в рамках одного региона существуют разные как государственные, так и частные реабилитационные центры. Все они однотипны и почти ничем не отличаются друг от друга. Они направлены на реабилитацию, реже на абилитацию инвалидов.

Реабилитация — меры, предназначаемые для поэтапного восстановления способности инвалида трудиться, совершенствоваться в профессионализме, заниматься бытовой деятельностью.

Абилитация — меры по формированию способностей, которых раньше у инвалида не было, дополнительных навыков к занятиям трудом. Абилитация даёт шанс инвалиду стать финансово независимым, занять достойное место в социуме и вести полноценный образ жизни, стать открытым для общения, раздвинуть границы узкого привычного круга.

Таким образом, цель большинства центров, соответствующая названию «реабилитационный», – оказать медицинскую помощь в восстановлении физических способностей (после инсульта, тяжёлых травм), поддержания оптимального состояния здоровья, проводится лечение пациентов с ограничениями способности передвижения (инвалидов-колясочников и опорников). Идеальный вариант, когда человек может получить весь комплекс необходимых процедур в санатории за пределами города и в специальных курортных зонах. Они включают в себя не только парафин, массаж, электролечение, но и консультации психологов, тренинги.

Во многих регионах страны используются современные реабилитационные технологии, ведётся внедрение в практику компьютерной формы ИПР (индивидуальной программы реабилитации), разрабатываются оригинальные реабилитационные методики, проводится обучение и повышение квалификации специалистов в сфере реабилитации.

Посещение реабилитационных центров бывает за свой счёт. Выдаются и путёвки. Сейчас в центр «Идель» в Зеленадольском районе Республики Татарстан можно бесплатно ездить только раз в 2 года, раньше путевки выдавались ежегодно.

Хотя по ИПР положено выдавать направление каждый год. Сами колясочники и опорники рассказывают, что, несмотря на то, что путёвка бесплатная, с них собирают деньги в сумме от двух тысяч рублей. С какой целью и почему, никто не объясняет.

Всё это дело ведётся неофициально.

Не все санатории приспособлены для людей в инвалидных колясках, что вызывает некоторые трудности в процессе проживания и реабилитации.

Тем не менее, если рассматривать другую сторону – что человек, который целями днями безвылазно проводит дома – это прекрасная возможность сменить обстановку, пообщаться с новыми людьми, причём вживую, а не социальные сети, увеличить круг интересов, увидеть что-то новое.

Многие центры, которые предлагают свои услуги, являются полностью или частично платными.

В санатории «Саки» (Крым) по словами семьи Аделя и Игоря Кондыревых (Казань), реабилитация очень эффективная, оттого цена столь дорогая (более двухсот тысяч рублей) и не для всех подъемная.

Не все учреждения предоставляют проживание. В Калининском районе Санкт-Петербурга в центре социальной помощи инвалидов работает только отдел дневного пребывания.

«Квартал Луи» – жизнь подобно джазу

Именно сравнивая нашу жизнь с музыкой, зародилось такое необычное название для социального проекта помощи людям с ограниченными возможностями передвижения. Это реабилитационный центр, названный в честь Луи Армстронга, находится в Пензе. Он был открыт в 2014 году усилиями региональной общественной организации «Благовест».

Идея его создания родилась давно. Работа с детьми с физическими недостатками в доме-интернате в Нижнем Ломове показала, что все наши усилия тщетны, потому что после 18 лет у воспитанников нет абсолютно никаких перспектив»,— рассказала агентству “Penza News” автор проекта Мария Львова-Белова.

Инвалиды, к какой бы категории они не относились, нуждаются не только в социальных и медицинских услугах и реабилитации, технических и материальных средствах, но, прежде всего, в духовной поддержке.

Это и дружеское общение, уважительное и тактичное отношение в независимости от физических недостатков. Поэтому, в отличие от других проектов, это не реаблитационный центр, а арт-холл.

На сайте проекта даётся подробное объяснение, что же собой представляет «Квартал Луи»:

«…уникальное пространство, в котором могут общаться, творить, отдыхать люди с инвалидностью и без.

Это кафе, место для выставок, концертов, занятий и тренингов, направленных на распространение в нашем обществе атмосферы принятия и уважения.

Работают здесь молодые люди с инвалидностью, а гости к ним могут прийти все желающие, без каких-либо ограничений. В арт-холле «Квартал Луи» проходят концерты, праздники, образовательные мероприятия для детей и взрослых».

Проект общественной организации «Благовест» проходит в тесном сотрудничестве с Пензeнской епархией.

«Квартал Луи», представляющий собой первое в России инклюзивное кафе, где работают инвалиды-колясочники», как раз находится в здании бывшей семинарии.

Отметим, что в кафе работают бармены-колясочники, а в меню отсутствуют алкогольные напитки. Здесь всё оборудовано как для инвалидов по зрению, так и ДЦП, опорников и колясочников.

«Дом Виктории» – там, где учатся менять жизнь

Это еще один проект Марии Львовы-Беловой, стартовавшей только в 2017 году, который не имеет аналогов в России. Изучался опыт Австрии, чтобы учесть все нюансы в строительстве и оснащении. Это не просто дом инвалидов, где за человеком ухаживают.

Здесь проживают молодые инвалиды, оставшиеся без поддержки родных, они проходят подготовку ко взрослой жизни. Но это не бесплатно, нужно оплачивать за свое проживание (за съем комнаты). Проект предполагает самообслуживание инвалида, а также помогает начать работать.

В первое время работа будет в хостеле в этом же здании, только на втором этаже. Хостел предназначен для родственников пациентов пензенских больниц или людей, приезжающих на медицинские консультации в Пензу.

Гостевой дом назван в честь девушки по имени Вероника, которая является инвалидом с самого детства.

После создания такого дома при Пензенской епархии была открыта типография, куда и были трудоустроены некоторые подопечные проекта.

Источник фотографии: Информационный портал фонда “Русский мир”. Работа в типографии подопечного “Дома Вероники”

Курсы «Поддержим друг друга»

Одно из важных составляющих нашей жизни – налаживание связи с Богом. Каждый делает это по-своему, каждому дан свой путь. Иногда этот путь помогают найти окружающие.

Реабилитационных центров по России очень много, даже есть при поддержке и попечительстве религиозных (в основном православных) организаций. Среди них исламский только один – в Казани. Даже в регионах Северного Кавказа нет аналогов. Потребность в религиозных реабилитационных центрах очевидна.

В основном среди христианских (православных) центров все проекты направлены на реабилитацию нарко- и алкозависимых. Если в Пензе в сотрудничестве с епархией создаётся свой социальный проект для помощи колясочникам, в Казани тоже действуют подобные проекты, но уже в здании, совмещённого с мечетью, при поддержке Национального исламского благотворительного фонда «Ярдэм».

Отметим, что Фонд «Ярдэм» имеет обширный круг своих проектов, работая с инвалидами по зрению и слуху, сиротами-инвалидами, а также с колясочниками и опорниками.

Источник фотографии: yardemfond.ru Спортивные мероприятия для колясочников и опорников на курсах “Поддержим друг друга”

В 2016 году стартовали первые курсы для колясочников. В отличие от других реабилитационных центров, которые есть в Татарстане, это не медицинская помощь, а духовная. задача оказать поддержку друг другу, почему и назван так этот проект.

Под девизом «Из капли доброты – океан возможностей» автор и идейный вдохновитель проекта Малика ханум Гельмутдинова поставила перед собой цель собирать вокруг мечети не только мусульман, но и людей других вероисповеданий.

По её словам, все мы одинаково нуждаемся в помощи и нельзя никого игнорировать. Действительно, приезжая сюда, даже христиане из уважения надевают платок хотя бы символически, а этнические мусульмане познают ислам глубже и встают на намаз.

Так случилось и с Язкаром Гимаевым, который в своём уже пенсионном возрасте впервые встал на молитву, держал пост в месяц Рамадан.

Источник фотографии: ИА “Инфо-ислам” Язкар Гимаев на курсах “Поддержим друг друга”

В отличие от других центров, здесь проводится не просто реабилитация, но и абилитация. Приехавшие на курсы заново учатся познавать окружающий мир и себя. Проводится глубокая работа с психологами в игровой форме, а также на личных консультациях.

Опытные педагоги по физической культуре и прикладному искусству выявляют таланты, развивая и вдохновляя их двигаться дальше. Благодаря курсам, Булат Биктимиров, 32-летний молодой человек из Башкирии нашёл в себе силы поменять инвалидную коляску на велосипед.

Некоторые устраиваются на работу, как, например, Лилия, которая во время курсов обучилась видеомонтажу и теперь является помощником видеографа и режиссёра ежемесячного видеожурнала фонда «Ярдэм».

Это единственный центр, где проводится реабилитация не только курсантов, но и их сопровождающих. Такой практики нет нигде в бюджетных организациях. Заезды проводятся не по путёвкам, а по приглашению или заявке самих колясочников и опорников. При этом проживание, питание, занятия, культурные мероприятия проводятся за счёт принимающей стороны.

С 2017 года на курсах начали выявлять и отбирать одарённых людей, чтобы подготовить их к параолимпийским играм.

Спортивные центры для инвалидов

Спортивная составляющая является не менее важной составляющей. Не зря народная мудрость гласит: «В здоровом теле – здоровый дух». По России есть несколько таких центров, которые помогают людям с ограниченными возможностями передвижениями заниматься спортом как для себя, так и выйти на профессиональный уровень.

Такой реабилитационно-спортивный центр для лиц с ограниченными возможностями существует в Орловской области. БУОО “РСЦИ имени Б.М.

Павленко” является областным центром по организации всесторонней реабилитации средствами физической культуры и спорта независимо от возраста и специфики инвалидности.

Здесь занимаются в разных направлениях: настольный теннис, дартс, футбол, волейбол, пулевая стрельба из пневматического оружия, пауэрлифтинг, вольная и греко-римская борьба, шашки, шахматы и общефизическая подготовка.

На днях своё 20-летие отметил Романовский реабилитационный центр инвалидов Костромской области. Здесь также проходит реаблитиция при помощи адаптивной физической культуры и спорта.

Подопечные Центра становились многократными победителями и призерами Всемирных и Европейских Специальных Олимпийских игр, Чемпионатов и Первенств Мира и Европы по программам Паралимпийского, Сурдлимпийского и спорта лиц с интеллектуальными нарушениями.

За всю историю существования Центра более 60 спортсменов были членами сборной команды России по различным видам спорта.

Как в любой сфере, каждый центр имеет свои узкие специальности. Это является положительной стороной явления. Сам факт того, что растёт спрос не только восстановления физического и психического здоровья, но и восстановления духовного равновесия, позволяет предположить, что в будущем появятся больше исламских центров реабилитации инвалидов.

Алина Хакимзянова

Источник: http://www.info-islam.ru/publ/stati/interesno/dukhovnaja_reabilitacija_invalidov_unikalnye_socialnye_proekty_rossii/8-1-0-44685

На самом деле в России 40 млн инвалидов

Реабилитация инвалида на Западе и в России: личный опыт

Министерство труда РФ оценивает целевую группу социальной политики в отношении инвалидов как 40 млн человек, относя к ним все маломобильные группы граждан нашей страны. От региона к региону люди отмечают невозможность просто выйти из дома, настоящая мобильность им только снится. Директор благотворительного фонда «Православие и мир» Евгений Глаголев – об одном интересном исследовании.

Евгений Глаголев

В этом году вышло исследование Российской академии народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС) под названием «Инвалидность и социальное положение инвалидов в России», и это событие прошло незамеченным.

Кажется, только в одном СМИ было упоминание, и наткнулся на него я случайно.

Между тем, на 256 страницах этого трехлетнего труда сотрудников академии находится очень важная информация, которую полезно было бы узнать широкому кругу людей, а не только специалистам.

Авторов интересовали конкретные данные о реальном социально-экономическом положении инвалидов в России, проблемы сбора и анализа информации и эффективность работы государства в этой области.

Основная часть работы построена на глубоких социологических опросах, проведенных Институтом социального прогнозирования и анализа РАНХиГС в течение трех лет: с 2014 по 2016 год, причем в опросе участвовали сами инвалиды и их родственники.

На выходе были получены данные, которые крайне важны для всех нас, ведь исследование вскрывает существенные проблемы в социальной политике государства, основанные на конкретных цифрах.

В 2006 году Россия подписала, а в 2012 году ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов, принятую Генеральной ассамблеей ООН. На сегодняшний день этот документ подписан и ратифицирован подавляющим большинством стран в мире. Ратификация подразумевает, что наше государство должно привести внутреннюю социальную политику в отношении инвалидов в соответствие с международными нормами.

С 2011 года в нашей стране наметились большие сдвиги: изменение законодательства, принятие новых норм, реализация проекта «Доступная среда».

В том числе создан специальный сайт с открытой информацией о количестве инвалидов в России: если на момент исследования в стране было 12,5 млн инвалидов, то по информации из «Федерального реестра инвалидов» на момент написания этой статьи их насчитывается значительно меньше – 11,5 млн человек.

Казалось бы, мы видим существенное снижение количества инвалидов и это должно вселять в нас уверенность, что у нас в стране все хорошо с профилактикой инвалидности, но давайте внимательно посмотрим на цифры и то, что за ними стоит.

Международная классификация функционирования, инвалидности и здоровья (МКФ) легла в основу определения инвалидности в мировом сообществе. Функционирование – ключевое понятие классификации и рассматривается на трех уровнях: организм (функции и структуры организма) – человек (активность, выполнение задач и действий) – общество (инклюзия и вовлечение в жизнь).

Инвалидность в соответствии с МКФ – нарушение или ограничение функционирования на одном и более из этих трех уровней.

Кроме того, исследователи выявили глубочайшие проблемы в сборе информации об инвалидах и их положении в нашей стране и пришли к выводу, что в целом федеральное статистическое наблюдение не дает возможности решить ни одну из задач сбора данных об инвалидности, включая главную из них – оценку благополучия и равенства возможностей инвалидов.

Например, в таких странах, как Англия или Германия, есть понятие «зарегистрированной инвалидности», когда человек обращается за получением официального статуса инвалида, но при этом проводятся постоянные опросы и выявляются люди, имеющие функциональные ограничения здоровья, и в общие статистические данные о количестве и положении инвалидов в этих странах попадают не только зарегистрированные инвалиды, но и те, кто имеет ограничения здоровья, но не имеет официального статуса.

Понимать это важно и для того, чтобы определять качество и уровень здравоохранения в стране, нагрузки на работу социальных служб, но в первую очередь для того, чтобы адекватно оценивать количество инвалидов России, особенно когда Министерство труда заявляет о том, что снижение количества инвалидов в стране не связано с работой медико-социальной экспертизы. При этом авторы говорят о том, что Министерство труда РФ оценивает целевую группу социальной политики в отношении инвалидов как 40 млн человек, относя к ним все маломобильные группы граждан нашей страны.

Что же выходит? Почти 12 млн инвалидов в России – это 8% от всего населения, при этом это на 20% больше, чем в Германии, если считать приведенный коэффициент, но Германия при определении количества инвалидов учитывает не только официально обратившихся за таким статусом, но и всех людей с функциональным ограничением, а мы – нет! Выходит, государству выгодно не применять международные нормы, отчитываясь о снижении количества инвалидов, иначе с социальной политикой оно не справится совсем.

Доступная среда – это не только пандусы

Кстати, в выдаче статуса инвалида в нашей стране авторы выявили некоторую «региональную особенность».

Например, в ряде республик России удовлетворяется практически 100% обращений на установление инвалидности, тогда как в других – эта цифра меньше.

Авторы предполагают, что это может быть связано с социокультурными особенностями получения дополнительного дохода жителями этих республик – и рекомендуют обратить внимание на такие явные расхождения.

Что касается трудовой занятости инвалидов, то мы видим, что только 16% от их общего числа работают. Еще 16% хотели бы, а все остальные такую возможность даже не рассматривают. Этот момент указывает на несколько проблем.

Первая – отсутствие действительно оборудованных рабочих мест для труда людей с ограниченными возможностями здоровья, и вторая – это неверие, что при наличии инвалидности можно работать и получать доход. Зная уровень зарплат в регионах, можно предположить, что гораздо проще получать пенсию по инвалидности, чем работать там, где нет условий и платят не сильно больше самой пенсии.

И, конечно, не будем забывать о том, что наше общество все еще не готово принимать инвалидов как свою полноценную часть. Сказывается это на всем: на том, как общаются с инвалидами в государственных и муниципальных органах (а люди жалуются на плохое отношение к ним со стороны чиновников) и как мы с вами, здоровые люди, воспринимаем доступную среду.

Мы часто не допускаем мысль, что человек с ментальными или физическими ограничениями может быть не просто примером героического преодоления трудных жизненных ситуаций, но и быть в наших глазах равноценным членом общества, который способен работать.

Здорово, что авторы работы узнали реальные проблемы и ожидания инвалидов по всей стране. От региона к региону люди отмечают невозможность просто выйти из дома, не говоря об отсутствии центров для досуга, приспособленных для их нужд.

Что настоящей инклюзии нет и пока это только лозунги. Что профильные медицинские центры далеки, часто предлагают не то, что нужно конкретному человеку, а то, что есть – совсем низкого качества, как и лекарства, которых постоянно не хватает или на которых экономят. Что настоящая мобильность им только снится.

Посмотрите сами, судя по цифрам, каждый из нас столкнется с болезнью родственника или своей собственной болезнью, так или иначе ограничивающей наши физические возможности. Посмотрите на основные причины инвалидизации населения – это именно болезни: рак, сердечно-сосудистые заболевания, болезни костно-мышечной системы.

Всем хочется быть просто людьми, а не героями

Совсем недавно в наш фонд за помощью обратился Дмитрий. Он написал, что занимается паралимпийским видом спорта – регби на колясках. У его команды большое желание поехать на соревнование в Польшу, но финансирования не хватает, поэтому Дима решил обратиться к нам.

Дмитрий Хамов

Мы недавно открыли программу «Не инвалид», одной из целей которой является помощь людям с ограниченными возможностями здоровья: когда уже ясно, что вылечить нельзя, но можно помочь встроиться в общество.

Программа родилась как естественное продолжение нашей адресной помощи в реабилитации – огромное количество людей попадают в ДТП, десятки тысяч гибнут и получают травмы.

Кто-то нуждается в дорогостоящей реабилитации, и мы помогаем в этом, но часть людей теряют возможность ходить и нуждаются уже совсем в другой помощи. Поэтому мы откликнулись, и я решил встретиться с Димой лично.

10 лет назад автомобиль Дмитрия занесло в повороте и вынесло в стоящее рядом с дорогой дерево. Тяжелая травма головы, длительная реабилитация, Дима так и не смог ходить.

Мы не говорили о тяжелых переживаниях парня, который в 21 год теряет многое, важно то, что есть сейчас.

В 2012 году он приходит в регби на колясках – новый паралимпийский вид спорта для России – и занимается регби до сих пор.

Чтобы расти в спорте, нужно иметь постоянную практику соревнований с равными и более сильными соперниками. Однако сборная России по регби на колясках на 80% состоит из сборной Москвы – у нас в стране конкуренции практически нет.

Государство дает деньги на рейтинговые соревнования, например, на чемпионат Европы.

Но чтобы побеждать в этом турнире, нужно вырасти, а с кем бороться у нас, чтобы стать сильнее? Вот и ездят ребята за свой счет на другие турниры, где встречаются команды высокого уровня, но денег не хватает.

Тренировка

После встречи с Димой я попал на тренировку сборной. Капитан – Валерий Кривов. В 2003 году, когда ему было всего 14 лет, он получил травму «ныряльщика» – как все ребята, Валера ходил купаться и прыгать в воду, и однажды случилось страшное – он сломал шею.

Дальше – другая жизнь, от которой осталось всего 2 друга, остальные отвернулись, ушли. На домашнем обучении он окончил школу и поступил в техникум.

Валерий женился и переехал в Москву уже после травмы, пришел в спорт и стал неоднократным чемпионом России по паралимпийской легкой атлетике, а потом его пригласили в регби, где он и остался.

Сергей Глушаков

Старший тренер сборной Сергей Глушаков – по совместительству и президент Федерации регби на колясках г. Москвы. До ДТП в 2003 году работал в строительстве, занимался реконструкцией аэропортов.

Потом та же история: реабилитация, знакомство с другими ребятами, приход в спорт, из которого уходить уже не хочется – все говорят о том, что спорт меняет сознание инвалида, что он вырастает над собой, своим состоянием и проблемами, которые, тем не менее, остаются.

У Дмитрия нет возможности проживать в московской квартире – в подъезде ступеньки и нет подъемника, потому что по нормам установить его невозможно.

Сам Дима считает, что поставить можно, он видел уже подъемники в таких же подъездах, но, по его мнению, в комиссии сидят люди, далекие от нужд инвалидов, и вопросы рассматривают формально.

Поэтому сейчас Дима живет в Домодедово у своих родителей – ведь сам по ступенькам он подняться не сможет. Власти установили пандус, но съезжать и заезжать без посторонней помощи по нему тоже невозможно.

Активные коляски, на которых люди, не способные ходить, могут передвигаться сами, стоят дорого. По статистике, которая мне известна, среди всех инвалидов на колясках так передвигается ничтожный процент людей. Остальные пользуются тем, что дает государство.

Пример: стоимость обычной коляски – 13 000 рублей. При активном использовании уже в течение первого года она начинает разваливаться и требует постоянного ремонта. Хорошая немецкая стоит 80 000 рублей, а активного типа – от 150 000.

Государство компенсирует только 54 000, то есть ты должен купить коляску сам, а потом тебе вернут часть денег.

Я смотрю на них и не могу отделаться от мысли, что вижу героев. Не люблю это слово, но иначе как героическим преодолением обстоятельств это не назовешь. Мне очень хочется помочь им поехать на соревнования в Польшу, где встретятся команды из разных стран, включая те, с которыми им придется сразиться на Европейском турнире.

И мне очень хочется, чтобы люди могли выбирать, что им делать, даже если нет возможности ходить.

Чтобы из дома мог выйти каждый, чтобы инклюзия была настоящей и пандусы делались не для нас – здоровых, которые, глядя на эти часто бесполезные сооружения, считали бы, что для инвалидов что-то делается, а чтобы по ним действительно можно было съезжать и заезжать.

Чтобы очереди на установку подъемника в подъездах не растягивались на 5 лет, – не должно быть так, что человек не может выйти из дома в течение 5 лет. И чтобы государство смотрело на проблемы и пробелы в работе с инвалидами как на факты, цели и задачи для решения, а не стыдливо прятало реальные цифры за красивой отчетностью.

А пока приходится собирать деньги — вот так, через фонды, чтобы помочь тем, кто уже встал на свой трудный путь, пройти его до конца. Надо только помочь.

Источник: https://www.pravmir.ru/na-samom-dele-v-rossii-40-mln-invalidov/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.